«Попросили выйти в море всего на три дня»: вспоминаем южноуральцев, погибших на подлодке «Курск»

На борту затонувшего крейсера оказались пять наших моряков


Сегодня, 12 августа, вся страна с горечью вспоминает гибель атомного подводного крейсера «Курск». Прошло уже 20 лет с момента самой масштабной в военной истории современной России трагедии, унесшей жизни 118 моряков. Несколько дней подводная лодка лежала на дне Баренцева моря вместе с телами погибших. Тогда на «Курске» находились пятеро выходцев из Челябинской области


ПРОСИЛ СЛОМАТЬ НОГУ, ЧТОБЫ НЕ ИДТИ В МОРЕ


Ришат Зубайдуллин родился в поселке Верхнеуральского района Межозерный. На подводную лодку парня занесла срочная служба — южноуральца отправили в Видяево. Когда служба подходила к концу, Ришат решил подписать контракт на три года и остаться на крейсере. Весной 2000 года ему дали отпуск, и он приехал в свой поселок, чтобы повидаться с близкими. В последние дни отпуска парень перебирал вещи и сказал матери: «Мама, эти вещи, наверное, мне уже не понадобятся». Позже окажется, что слова стали пророческими.


В мае Ришат вернулся в Видяево, по плану предстояли учения и выход в море на подводной лодке «Курск». 17 августа мать получила письмо от сына, в котором он рассказал про желание остаться на подлодке до пенсии. Когда она читала долгожданную весточку, крейсер уже лежал на дне холодного моря.


Динара Муратаева была очень близка с Ришатом со школьных лет. Парень нередко писал ей письма со службы.


— Мы дружили с ним четыре года, но потом оказалось, что мы родственники — они с моей мамой троюродные брат с сестрой, — вспоминает Динара. — Мы расстались. Он остался на лодке служить по контракту, чтобы забыть все [отношения]. Приехал в отпуск перед заплывом, и мы встретились опять в деревне.


Ришат жил в Межозерном, а Динара — в Учалах. Рядом с этими населенными пунктами находится деревушка Урал, именно там молодые люди пересекались почти каждые выходные. По словам девушки, отправляться в море Ришату совсем не хотелось.


— Он просил друзей сломать ему ногу, настолько он не хотел в этот заплыв, — рассказывает Динара. — Он всегда говорил, что рано покинет этот мир, чувствовал. В момент трагедии я была в Татарстане, смотрела сюжет по новостям, когда услышала — упала. Потом нам говорили, что моряки живые там. На похороны Ришата приехать не смогла.


Динара вспоминает Ришата как веселого и заботливого парня. Он всегда говорил, что обеспечит всю свою семью. Обещание выполнить удалось, но цена оказалась слишком высокой — в связи с трагедией государство обеспечило родственников моряка жильем. Ришату был 21 год, на подлодке он служил старшиной первой статьи.


С ДЕТСТВА МЕЧТАЛ О МОРЕ


Еще одним моряком, погибшим на подводной лодке был уроженец Копейска Вадим Бубнив. Парень с юных лет мечтал стать подводником — после экскурсии на крейсере «Аврора» мальчишка загорелся и начал упорно готовиться к поступлению в Нахимовское училище. По словам директора школы № 1, где учился Вадим, его трудолюбие удивляло.


— Вадим был дисциплинированным парнем, увлекался английским языком, а после учебы отправился в Нахимовское училище, — рассказывает директор Анатолий Бароненко. — Парень был настроен романтично, хотел именно в подводный флот. К сожалению, погиб накануне свадьбы. В нашей школе есть две мемориальные доски в память о герое.


Первую мемориальную доску в школе установили через год после трагедии — ее открывала невеста Вадима. Мемориал находится внутри здания — большая доска в гранитном обрамлении, по бокам стоят флаги. Памятник служит центром воспитания патриотизма в школе, ученики с уважением относятся к мемориалу, уже почти 20 лет он сохраняет отличное состояние. Спустя несколько лет сообщество моряков Челябинской области решило повесить еще одну доску, теперь уже снаружи. Каждый год здесь проводятся митинги памяти.


Рядом располагается школа № 42, в которой тоже есть выпускник, погибший на подводной лодке. Валерий Байбарин оказался на «Курске» в возрасте 25 лет. Все знакомые отзываются о нем как о веселом парне, который везде был душой компании. У Валерия было много друзей, а также любимая девушка Ира. Уже после гибели моряка, в январе 2001 года она родила дочь Светлану, которая не застала папу живым.


ВЗЯЛИ ИЗ-ЗА ОПЫТА


Среди южноуральцев, оказавшихся на подводной лодке, есть и магнитогорец Мурат Байгарин. Капитан 3-го ранга не должен был находиться на «Курске» вообще — летом 2000 года он поступил в Военно-морскую академию, а в Видяево вернулся для того, чтобы оформить документы и уехать с семьей в Санкт-Петербург. Однако командование попросило его выйти в море, ведь там планировалось пробыть всего лишь три дня, а Байгарин был опытным торпедистом. Мужчина согласился, но домой 35-летний моряк уже не вернулся. После трагедии у него остались жена и сыновья Игорь и Александр, проживающие в Санкт-Петербурге.


Еще одним опытным южноуральцем на «Курске» оказался 42-летний Сергей Власов. Уроженец Чебаркуля служил на флоте связистом, а после окончания школы мичманов стал начальником узла связи в Видяево. Долгое время он хотел попасть на подводную лодку, однако его не брали из-за плохого зрения. В результате он получил желаемый билет на субмарину — тогда ему было почти 40 лет, за плечами был развод с женой. На «Курск» он попал благодаря своему мастерству, как один из лучших специалистов. В момент трагедии Власов погиб одним из первых.


ХРОНОЛОГИЯ ТРАГЕДИИ

Эксперты до сих пор спорят о том, что все-таки произошло на подводной лодке «Курск». Однозначной версии все еще нет: кто-то считает, что причиной взрыва на крейсере стала взорвавшаяся учебная торпеда, другие же склоняются к версии внешнего воздействия на подлодку.







Источник: m.chel.kp.ru

Комментариев: 0